Русские британцы или Мифический Лондонград

Велкам ту Раша или Какая Россия нам нужна?

"Недоучрежденное" государство РФ

Кем заселить Россию?

партнеры   сотрудничество   контакты   поиск  
НАРОДЫ РОССИИ

   Новости    СМИ    Публикации    Анонсы    Документы    Персоналии    Символика    Народы    Форум

 ПОИСК ПО САЙТУ
 РАССЫЛКА
 АВТОРЫ
Эдуард Попов

Эдуард Попов

 СООБЩЕСТВО

 ПУБЛИКАЦИИ

05 февраля 2007

Эдуард Попов

Реабилитация национального

Выдающийся немецкий правовед и философ Карл Шмитт назвал ХХ век веком демократии. Авторитарные и даже тоталитарные режимы клялись в верности принципу народоправства, что означало полную победу интеллектуальной революции, начавшейся в Европе в самом начале XIX столетия, и, в свою очередь, получившей мощный импульс от Французской революции 1789 года. Самые проницательные умы Европы давно обратили внимание на одну характерную особенность победоносного шествия революционной демократии: и либерализм, и социализм (тогда еще не окончательно отпочковавшиеся от общего прогрессистского генетического корня) шли рука об руку с национализмом. Освободительное движение стало движением не только за политическую, но и национальную эмансипацию. Возникнув вначале в стране философов-просветителей, став идеологическим оружием в странах Южной Европы и Латинской Америки, оно затем перекинулось в Азию и Африку. Поэтому, перефразируя К. Шмитта, новейшую историю мира правильно будет назвать веком демократии и национализма.

Демократия и национализм претерпели интересные трансформации на русской интеллектуальной и политической почве. Современная социально-гуманитарная парадигма в России, основанная на прогрессистских методологиях (генетически восходящих к различным версиям либерализма и марксизму), в общем и целом некритично трактует демократию как безальтернативную общественно-политическую модель. Что касается национализма (по крайней мере, русского национализма), то это интеллектуальное и политическое течение рассматривается исключительно в негативных тонах. Что противоречит не только методологическим подходам, сложившимся в западных общественных науках, но и собственно отечественной исследовательской традиции. Одним из самых самобытных проявлений которой наряду с социалистической (немарксистской) мыслью стал консерватизм.

Н. А. Бердяев высказал очень острую мысль, что XX век на практике реализовывал идеи века XIX–го. Если так, нелишним будет обратиться к творческому наследию прошлого. В наш век перевернутых и извращенных понятий весьма нелишним будет обратиться за интеллектуальной поддержкой в золотой фонд русской общественной и политической мысли. В идеологии русского консерватизма проблема национализма занимает одно из центральных мест.

Термин "национализм" имеет множество разночтений. Несмотря на данное обстоятельство, в целом для исследователей характерно оценочное (резко негативное) отношение к национализму. Причем неприятие это весьма устойчиво и объединяет подчас авторов, придерживающихся различных убеждений. Приведем для примера выдержки из определений, содержащихся в двух энциклопедических словарях. Так, в дореволюционном классическом словаре Брокгауза и Ефрона содержится следующее определение данного явления: национализм – превращение живого народного самосознания в отвлеченный принцип, утверждающий "национальное" как безусловную противоположность "универсального", и "свое родное" – как безусловную противоположность "чужеземного" [1].

По сути, аналогичную трактовку данного понятия содержит определение, содержащееся в "Философском энциклопедическом словаре", вышедшем в 1989 году: "Национализм – идеология и политика в национальном вопросе, для которых характерны идеи национального превосходства и национальной исключительности. Национализм трактует нацию как высшую внеисторическую и надклассовую форму общественного единства, как гармоническое целое с тождественными основными интересами всех составляющих ее социальных слоев" [2].

Как мы видим, разница лишь в акцентах: в отличие от дореволюционной энциклопедии, "Философский энциклопедический словарь" 1989 года делает упор на классовом (точнее, надклассовом) аспекте явления. Общим является одно: национализм трактуется как искусственное противопоставление общего (общечеловеческого) частному (национальному). А поскольку противопоставление проводится в пользу "частного", симпатии авторов, разумеется, не на стороне националистов.

Следует отметить, что исследовательские оценки национализма в отечественной научной литературе последних 10-15 лет начали постепенно изменяться, во многом под влиянием зарубежных исследований в гуманитарных дисциплинах, для которых характерно отсутствие оценочного подхода. Например, в таком авторитетном издании, как Британская энциклопедия, национализм трактуется как идеология, базирующуюся на исходной установке о приоритете национального государства над иными индивидуальными и групповыми видами лояльности [3]. Не во всем принимая данную трактовку национализма (как мы считаем, недостаточно полно – как и всякое определение – отражающую сложность и многомерность явления), отметим все же его корректность и безоценочность. Отечественная социальная и политическая наука, находящаяся под несомненным интеллектуальным влиянием западной, к сожалению, не спешит пока перенять одну из самых симпатичных черт последней – независимость от идеологических и исследовательских штампов. Очевидно, влияние советского прошлого преодолеть не так-то легко.

Тем не менее, в последние полтора-два десятилетия безоценочный неангажированный подход к национализму приобретает все большее число сторонников в отечественной науке. В целом же, несмотря на господствующее негативно-оценочное отношение к национализму, в современных общественно-политических дисциплинах не выработалось единого подхода в отношении национализма.

Итак, какое же содержание скрывается за термином "национализм"? В основе данного понятия находится слово "нация". Зарубежными исследователями феномена национализма давно отмечено, что в различных странах Западной Европы сформировалось различное же понимание нации. "Уже более двухсот лет известны "французское" и "немецкое" представления о нации. Первое исходит из идеи нации как свободного сообщества людей, основанного на политическом выборе. Оно берет начало со времен Великой французской революции, когда старому режиму противостояло третье сословие, называвшее себя нацией. Второе восходит к Иоганну Г. Гердеру и немецким романтикам XIX века. По их представлению, нация выражает "народный дух", опирается на культуру и общее происхождение" [4].

Несмотря на устойчивые ассоциации с эмансипационным движением (Южная Европа, Латинская Америка, Балканы и др.), в нашей стране национализм шел не по пути политического освобождения, а культурного возрождения. Русской интеллектуальной традиции оказался ближе немецкий подход к объяснению феномена нации, также фокусирующим внимание на культурной, а не политической составной. В России исторически сложилась ситуация, благодаря которой консерватизм и национализм справедливо рассматривались и продолжают рассматриваться как идейно близкие явления.

Мы считаем возможным предложить следующую трактовку данного термина на основе "немецкого" определения нации как коллективной культурно-исторической индивидуальности и русской интеллектуальной традиции: национализм – идеология, направленная на охранение "единого неделимого" (нации) и развитие тех сторон духовного, политического, социокультурного бытия, которые считаются ее (нации) индивидуальной особенностью.

Предложенная нами формулировка не исчерпывает всей сложности и противоречивости явления. Тем не менее, мы намеренно сделали акцент на положительном, а не на отрицательном объяснении феномена национализма. Национализм, по нашему мнению, – прежде всего то, что охраняет и развивает, обособляя. Защитительные функции в нем первичны.

Сходное и очень удачное определение национализма можно обнаружить в работе А. Н. Кольева, известного исследователя и, одновременно, идеолога современного русского консервативного национализма: "В консервативно-традиционалистской интерпретации национализм приобретает положительную характеристику как естественное проявление национального духа, исторического самосознания народа, а также способ отстаивания его жизненных интересов. Продуктивный национализм отличается от ложного и деструктивного тем, что первый есть сохранение своего, второй – захват чужого. Причем сохранению своего в широком значении этого слова означает также и возвращение того, что было незаконно отнято" [5].

Определение национализма А. Н. Кольевым, в свою очередь, основано на методологии русского ученого и консервативного мыслителя И. А. Ильина, который в своей работе "Наши задачи" также противопоставлял две формы национализма: истинный или здоровый национализм и "больной национализм".

Итак, и консерватизм, и национализм – защитительные идеологии.
В этом отношении характерно апелляция к одной и той же интеллектуальной (а именно охранительной) традиции двух таких, мягко говоря, несхожих авторов и политических идеологов, как А. Кольев и В. Сурков. Давно пора отказаться от устаревшего и девальвировавшегося оценочного подхода к национализму как к чему-то реакционному. Вспомним, что лишь относительно недавно состоялась "реабилитация" сегодня уже вполне "респектабельного" консерватизма.

Вполне резонен вопрос: для чего потребовались подобные экскурсы в историю вопроса, анализ таких, казалось бы, отвлеченных понятий? Представляется, что вопросы, связанные с уточнением понятийного аппарата, имеют не только сугубо академическое значение. Сегодня, когда в среде политической элиты идет горячая дискуссия по вопросам межнациональных отношений, когда национальная проблематика приобретает все более высокое значение трезвый ее анализ по определению невозможен без возвращения к корню вопроса о нации и ее производном национализме.

О различных вариантах ответа на поставленные вопросы различными представителями правящей российской элиты и контрэлиты мы планируем рассказать в одной из следующих статей.


[1] Национализм // encycloped.narod.ru

[2] Национализм // Философский энциклопедический словарь. М., 1989.

[3] Nationalism // Encyclopedia Britannica, L, 2007.

[4] Коротеева В. Существуют ли общепризнанные истины о национализме? // Pro et Contra. 1997. 2 (3).

[5] Кольев А. Н. Нация и государство. Теория консервативной реконструкции. М., 2005.

НАРОДЫ РОССИИ  Цитирование и перепечатка приветствуются
 при гиперссылке на сайт "НАРОДЫ РОССИИ" (www.narodru.ru).
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования