Русские британцы или Мифический Лондонград

Велкам ту Раша или Какая Россия нам нужна?

"Недоучрежденное" государство РФ

Кем заселить Россию?

партнеры   сотрудничество   контакты   поиск  
НАРОДЫ РОССИИ

   Новости    СМИ    Публикации    Анонсы    Документы    Персоналии    Символика    Народы    Форум

 ПОИСК ПО САЙТУ
 РАССЫЛКА
 СООБЩЕСТВО

 МОНИТОРИНГ СМИ

16 августа 2005

М. Тамбиев

Мехк-кхел (Совет страны) – древняя верховная организация ингушей

"Народ, не знающий своей истории, похож на человека, потерявшего память".

Н. Кодзоев

Ингушетия это святой талисман для каждого, кого родила и взрастила эта благословенная земля... Ингуши являются коренным народом на Кавказе, так как живут на этой земле с глубокой древности.

Всякая история, вне зависимости от того, "нужна" она или "не нужна" власть предержащим, имеет главное, если не первостепенное значение для представителей любой нации, и возможно поэтому наши предки как складывали тяжелые камни, строя архитектурные чуда гор — высокие боевые башни (воув), так же формировали веками историю, обычаи, традиции в жизни своего народа.

В XVI-XVII веках ингуши, в основном, жили отдельными тейповыми селениями и аулами, а на плоскости — сельскими общинами, объединяемые Советом старейшин (Мехк-кхел).

Совет старейшин (Мехк-кхел) занимался решением различных вопросов от общественно-политических (затрагивавших весь народ, как таковой) до социально-бытовых, устанавливал порядок землевладения и землепользования1, согласовывал единые нормы поведения и различные меры наказания за их нарушения, решались вопросы торговли, как внутренней (установление единых единиц измерения, цен на скот и прочее), так и внешней, принимались оборонительные меры для того, чтобы обеспечить необходимую оборону многочисленных аулов, строились боевые башни, создавались сторожевые или пограничные поселения, решались вопросы войны и мира, для общественных нужд проводились сборы материальных средств и определяли различные обложения и повинности2. Если отдельные сельские или территориальные общины отказывались подчиняться решению Мехк-кхела, то их могли даже полностью уничтожить или изгнать из местности. О власти, бывшей в прошлом у Мехк-кхел, говорит следующее народное изречение: "Мехко даър мегаргда, мехка даьр мегаргдац" ("За действия страны не мстят, действия против страны не прощают"). Таким образом, Мехк-кхел у ингушей являлся важным институтом, действенным образом регулировавшем разностороннюю жизнь народа.

Мехк-кхел не всегда был одинаковым по степени власти, социальному составу и формам руководства3.

Б. И. Далгат отмечает в своих исследованиях, что — "... ингуши некогда приблизились к тому идеалу правосудия, до которого не смогут дойти когда-либо цивилизованные народы мира4".

Кроме единого, общенационального Мехк-кхела существовали и местные подразделения кхелов. Иногда роль некоторых из них усиливалась в ущерб общенациональному Мехк-кхелу.

"Для решения различных спорных вопросов и выработки по ним общих условий собирались в то время наши (рассказ ведется от лица старика ингуша. — м. т.) почтенные старики — представители ингушей: карабулаков; чеченцев, малхистинцев и даже отдельные тушины и хевсуры на граничной горе (Муйты-кхер). Со стороны Аккинского общества на склоне этой горы есть большой плоский камень, который служил как бы трибуной для председателя таких совещаний, а называли председателя — "муйты". Предметом занятий совещаний бывало установление цен за выкуп пленных, плата за сохранение во время переходов по районам чужих племен, цены на скот и т. д. О времени сбора члены Мехк-кхела оповещались заблаговременно. Муйты, как самому умному, опытному в делах и влиятельному человеку, предоставлялось право соглашаться или отвергнуть решение совета. Согласие он выражал взятием себя за нос и уши, а отрицание — вставанием на камень. В последнем случае представители обязывались пересмотреть вопрос нова и решить его иначе или непосредственно, или же по указанию своего председателя (муйты). Установленные постановления совета были обязательными для членов всех племен и исполнялись беспрекословно"5.

Значение Мехк-кхела то усиливалось до авторитета исполнительной власти, то ниспадало до рекомендательной организации.

Наиболее видными представителями Мехк-кхела, по преданиям стариков, были: Мерешков Терсбот Боракиевич, Мальсагов Гармихан Писиевич, Арчаков Шахмарза Махиевич,Олигов Шаип Бунхоевич, Мужехоев Аки Пазиевич и многие другие6.

В XVI-XIX веках для избрания в Совет старейшин большое значение имело знание адата и шариата, материальное благополучие (или наличие достаточного имущественного ценза), непререкаемый личный авторитет в обществе, природный ум, честность, а также зрелый возраст.

"Судьи обычного права (кхелахой) являлись не только "юристами", но и тонкими психологами. В старые времена, когда стариков приглашали в качестве судей, то они, не спеша, начинали разговор, в начале вели разговор не связанный напрямую с разбираемым делом, философствовали, рассказывали случаи из прошлой жизни, говорили о предках представителей спорных сторон, рассказывали о их благородных поступках, хороших деяниях, их мужестве. Потом понемногу переводили разговор к разбираемому вопросу. После этого вели разговор на чистоту, ничего не добавляя, ничего не убавляя, не принимая ничью сторону, не смягчая и не углубляя вины виноватого.

Те старики, которых приглашают на разбор какого-либо дела, являются представителями других родов, не родственниками спорных сторон. Во-вторых, эти люди пожилые. Молодые люди при них не могли без их разрешения говорить. Перебивать стариков, встревать в их разговоры читалось большим позором. Все запасались терпением. Пожилым людям, находящимся на пороге вечной жизни, не нужно говорить сторонам неправду, красивые, но никчемные слова, им не нужно никому угождать, не нужно подарков, они знают настоящую цену жизни, вражды и мира, для них своя честь, свое имя, справедливое дело, мир между людьми дороже всех земных богатств. Они знают, что несправедливое решение только усугубит вражду. Знали обо всем этом и враждующие стороны. Поэтому и приглашали этих стариков, уважали их и чтили. Поэтому и принимали их суд, выполняли их решения"7.

Известный географ XVIII века грузинский царевич Вахуш-ти Багратиони сообщает о большой власти, которой располагали в его время ингушские старейшины, разрешавшие любые спорные вопросы, вплоть до убийства, мирным путем (мирное разрешение старейшинами дела об убийстве или кровной мести означает замену ответного убийства большим штрафом в пользу потерпевших. В XIX веке штраф за убийство человека, в большинстве районов Чечни и Ингушетии, равнялся стоимости 63 коров).

Кроме разбора спорных дел по адату и частью по шариату, для охраны порядка и предупреждения преступлений ингушские старейшины использовали некоторые старинные обычаи. Например, если житель какого-нибудь села взял оптом у купца в долг товар для перепродажи и обанкротился, или, если кто-нибудь не мог возвратить ростовщику взятый под проценты долг, все его хозяйство до последней чашки, кроме жилых построек и старой одежды, по решению старейшин выносилось под барабанный бой на торг и распродавалось. То что

не было куплено местными жителями, истец был вправе продать в другом месте. Это называлось "барабаниванием должника" (декхар доала-чоафаттох).

За злостное убийство, прелюбодеяние, клятвопреступление, за рубку грушевого дерева, насилие в отношении женщин или гостя, и за другие антиобщественные проступки по решению старейшин объявлялось проклятие тем, кем совершались подобные действия.

Во многих районах Чечни и Ингушетии при исполнении этого обычая почти все взрослое население било палками по звонким медным тазам, кастрюлям, подносам и стреляло из огнестрельного оружия, громко выкрикивая проклятия преступнику. Проклятия объявлялись как известному преступнику, так и анонимному, это практиковалось вплоть до конца в т. пол. XIX века.

В некоторых случаях для лучшего воздействия на массы возле дорог устраивали своеобразные памятники преступнику — большие кучи (карлаги) из камней, комков земли или щепок. Каждый прохожий должен был, проклиная совершившего преступление, бросить в эту кучу что-нибудь из перечисленных предметов.

Знакомство с исследованиями известного историка-кавказоведа XIX века Иогана Бларамберга на Кавказе вызывает у меня недовольствие и непонимание, так как автор позволяет себе констатировать, что "... народами Кавказа можно управлять только силой. Им можно навязать власть только суровостью и жестокостью, а кротость и доброта расценивается ими как слабость"8.

Поскольку война — это привычное состояние этих народов со времен давно минувших, то Кавказ давно уже должен был обезлюдеть, измениться и опустеть, если бы определенными способами они не пытались бы сдержать кровопролитие и укротить страсти, которые владеют народами Северного Кавказа. Наго признать, что именно эти причины, которые потом вошли в привычку и которые способствовали смягчению нравов этих народов. Они соблюдают гостеприимство, постоянство и верность в дружбе (куначество). Имеют священные убежища для того, чтобы укрыть тех, кого преследует месть, уважают старость и др. Эти установления и обычаи, введенные постепенно у горских народов, по мере необходимости составляют их народное право, народный совет9.

Рукописи И. Бларамберга говорят о том, что автор далеко не был знаком с бытом простых ингушей-горцев, с их характером и обычаями, что и приводит к неточным выводам и мотивациям.

Говоря о Мехк-кхеле нельзя не вспомнить древние ингушские святилища — храм Тхаба-Ерды, Алби-Ерды и др. так как именно здесь проходили собрания старейшин.

В заключение хочется отметить, что не зная своего прошлого, невозможно понять настоящее и тем более строить будущее.

05.08.2005

Источник: Сердало (Назрань)


НАРОДЫ РОССИИ  Цитирование и перепечатка приветствуются
 при гиперссылке на сайт "НАРОДЫ РОССИИ" (www.narodru.ru).
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования