Русские британцы или Мифический Лондонград

Велкам ту Раша или Какая Россия нам нужна?

"Недоучрежденное" государство РФ

Кем заселить Россию?

партнеры   сотрудничество   контакты   поиск  
НАРОДЫ РОССИИ

   Новости    СМИ    Публикации    Анонсы    Документы    Персоналии    Символика    Народы    Форум

 ПОИСК ПО САЙТУ
 РАССЫЛКА
 СООБЩЕСТВО

 МОНИТОРИНГ СМИ

19 августа 2005

МЫСЛИВЦЕВ Виталий Григорьевич, доцент кафедры истории Отечества и культуры Саратовского государственного технического университета, кандидат исторических наук

Динамика экзогамных браков русского и финно-угорских народов России

Изменения в этнической и социальной структуре любого общества связаны с такой разновидностью межэтнических процессов, как ассимиляция, которая включает в себя и экзогамные браки. Такие браки оказывают существенное влияние на развитие этносоциальных процессов, направленность и динамику ассимиляции. Обычно межэтнические браки часто заключаются в зонах расселения и соприкосновения этносов друг с другом, в крупных населенных пунктах, больших городах, на территориях этнических анклавов. В России экзогамные браки у различных этносов Евразии всегда имели место. По-особому складывались отношения русских с представителями финно-угорского этнического массива, начало которых уходит в глубь веков. Проникновение славян, а потом и русских на территории, заселенные финно-уграми, носило характер постепенной инфильтрации. Мирное в целом существование славян с "аборигенным населением"(1) привело к его ассимиляции – исчезли чудь, меря, мурома и др. На северо-востоке, например, переселяясь во Владимиро-Суздальскую землю, восточнославянское, а потом и древнерусское население встречалось с финно-угорским. Следствием этой встречи для последних было их практически полное обрусение, в котором ключевую роль играли межэтнические браки.

В период средневековья на этносоциокультурные процессы большое влияние оказало православие. Сближение восточных славян, русичей с финно-угорскими этносами началось еще при полном господстве языческих представлений у обеих сторон. С массовой христианизацией удмуртов в XVIII в. смешанные браки участились и в XIX в. наблюдались во всех волостях России(2). Важную роль в распространении христианства играли православные храмы и монастыри. В мордовском крае, например, уже в начале XV в. существовала церковь "Святого Николы". Необходимо отметить, что церковь, царское правительство поощряли браки принявших православие представителей местных этносов Поволжья и других регионов страны, как действенный способ укрепления новообращенных в христианство(3.

Значительное влияние на динамику экзогамных браков оказывали и процессы, происходившие в культурно-языковой сфере взаимодействия этносов. Одним из очевидных признаков того, что эти процессы имели место среди русских и финно-угорских групп свидетельствует привнесенная номенклатура (былинный этнос, названия населенных пунктов и др.).

Сближению этносов способствовали и развитые торговые связи. В глухих же лесных пространствах ассимиляционные процессы почти не наблюдались, так как там финно-угры отступали вглубь территорий, не входя в контакт с русскими пришельцами. В Поморье при освоении его русскими в XV в. финское население, разбросанное на значительной территории, перемешалось с пришлым русским населением, легко уступив ему место среди своих редких жилищ на обширных пустошах(4). В дальнейшем под влиянием культурно-языковой, религиозной ассимиляции и особенно межэтнических браков немногочисленные этносы и этнические группы полностью растворились среди прибывающих в эти регионы русских. Последние также подвергались значительному воздействию со стороны финно-угорских этносов, например, усть-цилемцы, пустозеры на Печере, которые по своему происхождению являлись потомками новгородцев с некоторой примесью местного финно-угорского населения(5). Группу русских сиукарей, живших на р.Сить Ярославской губернии, некоторые исследователи относят к обрусевшим карелам, литовцам, переселенным из Швеции в 1618 г. Вместе с тем в результате взаимодействия с другими этносами и у русских происходит изменение говора, физиологического типа, умственного и нравственного склада.

При Иване III наиболее знатные и влиятельные вятские люди были вывезены и расселены по городам Московии, где по государственным ревизиям начала XVII в. были уже зафиксированы поместья "новокрешенных" удмуртов(6).

И если северные удмурты со временем практически полностью растворились среди русского населения, которое мигрировало сюда в разное время, то южные удмурты во многом сохранили свои этносоциокультурные составляющие. Только в XX в. в южных регионах Удмуртии стала интенсивно изменяться динамика ассимиляционных процессов.

В результате ассимиляционных процессов русских с финно-угорским населением произошло выделение великороссов, которые со временем стали ядром формирования русского народа в Московском княжестве, Российской империи, а потом и СССР.

Интенсивная динамика взаимодействия между русскими и финно-угорским субстратом наблюдалась во все времена. Динамику ассимиляционных процессов, в частности можно проследить по записям Ю.А.Мизиса, изучавшего бортные книги XVII-XVIII вв. Как свидетельствуют приведенные им данные, в 1623 г., например, в Тамбовской волости более 60 % населения составляла мордва. По данным же первой Всероссийской переписи 1897 г., в Тамбовской губернии русские составляли уже 95,4 % населения. Подобная динамика ассимиляционных процессов русских, мордвы и других этносов наблюдалась и в других губерниях Российской империи. В Рязанской губернии русские в 1897 г. составляли 93 %, в Курской и Воронежской – соответственно 99,2, 99,6 %(7).

Интенсивно ассимиляционные процессы происходили не только в слабозаселенных местах нерусским населением, но и в регионах их компактного проживания. К концу XIX в. в Поволжье, например, в Санчурском уезде осталось 49 тыс. черемисов на 287 тыс. русских, в Уржумском уезде – 67 тыс. на 191 тыс. русских. В связи с этим П.Н.Милюков, правомерно считал, что важную роль в данном процессе играло не только вселение русских, но и обрусение черемисов. Меняется язык, отчасти и быт, но сохраняется антропологический тип, или появляются, благодаря смешанным бракам, смешанные формы(8). Необходимо отметить, что довольно быстрое увеличение русского населения происходило в XVIII в. – оно удвоилось. Это объяснялось не только высоким уровнем естественного прироста, но и ассимиляцией русскими (в основном благодаря экзогамным бракам) – саами, коми, карел, ижоры, мордвы, удмуртов(9). Между тем интенсивность ассимиляционных процессов в Российском государстве была в значительной мере замедленной, в том числе и со многими финно-угорскими этносами. На динамику их брачных отношений с представителями других групп влияли традиции и образ жизни. До конца XIX в., например, у хантов и манси смешанные браки с русскими были редкостью. Весь быт, хозяйственная деятельность тех и других были настолько различными, что не способствовали росту числа смешанных браков(10).

В СССР экзогамные браки русских и финно-угорских этносов в связи с падением религиозных барьеров, массовым перемещением людей, урбанизацией и т.д. достигли высокого уровня. Они традиционно наибольшую интенсивность получили среди финно-угорских этносов РСФСР, достигая иногда 45-50 % (мордва, карелы, коми), что свидетельствовало об очевидных нарушениях параметров эндогамии у некоторых из них11. Представители финно-угорской языковой группы, в частности ижоры (Санкт-Петербургская губерния), которых еще в начале XX в. было около 20 тыс. чел., сегодня насчитывают менее 400 чел. В Карелии (1979 г.) каждая вторая семья была смешанной (карелы с русскими или белорусами). Характерно, что если подавляющее большинство браков в XIX – начале XX вв. у коми, других этносов в основном были мононациональными, то в 1979 г. браки коми с русскими составляли более 43,2 %.

Однако в 20-30-е гг. XX в. динамика этих процессов была иной. Более того, тогда около 8-9 % русских изначально вынуждены были идентифицировать себя украинцами, мордвой и т.д. Положение кардинально стало меняться в связи с принудительной и свободной миграцией этнических русских на стройки первых пятилеток, для создания крупных государственных объектов на окраинах страны. Концентрация большого количества людей в промышленно развитых регионах, их урбанизация, другие факторы приводили к интенсификации ассимиляционных процессов. В 1970-1980 гг. межэтнические браки в Удмуртии в городах составили 47,5 %, в т.ч. 42,5 % удмурто-русских(12).

В Мордовской АССР, где мордва составляла 35,4 % всего населения республики, браки представителей этого этноса с русскими, украинцами и татарами в 1973 г. достигли в городах 53 % от всех заключенных браков(13). Если принять для мордвы средний по РСФСР уровень естественного прироста, то в 1979 г. их должно было бы быть на 830 тыс. чел. больше, чем в 1926 г.(14 Характерно, что коренные этносы союзных республик СССР (Средняя Азия, Казахстан) и во второй половине XX в. имели низкий уровень межэтничной брачности (до 5 %). Сами же русские при вступлении в смешанные браки выбирали себе брачных партнеров из числа поляков, мордвы, немцев, евреев и др. Следует отметить, что у мужчин мордвы в этих республиках межэтнические браки составляли 71,8 %, из них с русскими – 56,3 %, у женщин – 73,4 %, с русскими – 50,2 %(15).

После распада СССР в Российской Федерации первоначально прослеживалось некоторое замедление динамики экзогамных браков, которые к концу XX в. вновь приобрели интенсивность, наблюдавшуюся и раньше. Тем не менее в 80-90 гг. XX в. среди финно-угорских этносов стал вновь прослеживаться рост числа межэтнических браков, хотя как и раньше смешанные семьи были распространены на территориях с многочисленным коренным населением: в Коми – 38 % смешанных семей, Карелии – 36, Ханты-Мансийском автономном округе – 31, Удмуртии – 22 %. Сегодня происходит усиление динамики многовариантности экзогамных браков в связи с миграцией, например, в Поволжье, другие регионы страны представителей Кавказа, Средней Азии и т.д. Тем не менее наибольшее число браков русских происходит именно с финно-угорскими этносами.

Следует отметить, что в 90-е гг. XX в. среди нерусских этносов Российской Федерации примерно 80-90 % смешанных браков подпитывалось русскими корнями, т.е. они имели среди близких родных этнических русских. Представители гетерогенных семей значительно чаще заключают иноэтнические браки, поэтому участие русского этноса в формировании нерусской части населения страны как в годы советской власти, так и на современном этапе продолжает постепенно увеличиваться(16. Кроме того, финно-угорские этносы принадлежат к так называемому шотландскому (открытому) типу этнокультурной интеграции, что непосредственно воздействует на интенсивность динамики ассимиляционных процессов.

В смешанных семьях обычно происходит своеобразный отбор и синтез разнородных этнических элементов, закрепляемых в сознании последующего поколения. В полиэтническом государстве индивид невольно идентифицирует себя с тем этносом, среди представителей которого он испытывает наибольший социально-психологический комфорт, приобретает более высокий этнический и социальный статус. В СССР и современной России дети от смешанных браков русских с другими этносами в подавляющем большинстве идентифицировали себя русскими и по анкетным данным, и по психологическому самоощущению. В таком сочетании, где один из родителей русский, а другой – представитель финно-угорских народностей, этот показатель составлял 61- 70 %(17). Более того, насчитывалось около 0,5 % тех, кто относит себя к русским, имея обоих нерусских родителей. Следовательно, русский этнос численно возрастал и возрастает в настоящее время не только за счет выбора детьми русской национальности в смешанных браках, но и вследствие идентификации себя русскими даже тогда, когда оба родителя относятся к иной этнической общности. Как показали результаты социологических исследований, представители наиболее ассимилированных этносов России обладают самыми высокими показателями уровня незнания прошлых родственных связующих звеньев. Причем молодое поколение русских и нерусских жителей современной России обладает меньшей гомогенностью в вопросах этнической самоидентификации, чем среднее и старшее.

В заключении следует отметить, что ассимиляционные процессы на территории России в основном носили объективный характер. Экзогамные браки составляли неотъемлемую часть этого процесса, и современная демократизирующаяся Россия предоставляет личности значительную свободу выбора. В связи с этим призывы к "чистоте расы", иногда раздающиеся в национальных республиках, в современных условиях выглядят весьма странно.

03.12.2004

Источник: Регионология (Саранск)


НАРОДЫ РОССИИ  Цитирование и перепечатка приветствуются
 при гиперссылке на сайт "НАРОДЫ РОССИИ" (www.narodru.ru).
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Яндекс цитирования